Исторические гастроужины «Лига выдающихся офицеров»

06.01.2020

12.01.2020

Новое гастрономическое сет-меню «Лига выдающихся офицеров» мы посвящаем тем, кто совершал ратные подвиги на суше и на море, строил фортификации, основывал города и налаживал благополучную мирную жизнь, заботясь о процветании Крыма.

Григорий Потемкин-Таврический, Алексей Орлов-Чесменский, Фома Мекензи, Дмитрий Сенявин, Михаил Воронцов, Владимир Корнилов, Эдуард Тотлебен… Со старинных портретов смотрят на нас блистательные генералы и адмиралы: храбрые, волевые, умные и с прекрасным вкусом к жизни — «цари на каждом бранном поле и на балу».

Doctor Whisky приглашает Вас провести чудесный рождественский вечер, вспоминая великие сражения и удивительные эпизоды истории Крыма, России, Европы.

Нашим шеф-поварам, как всегда, есть чем Вас удивить! На ужинах цикла «Лига выдающихся офицеров» Андрей Савенков и Артур Видинш креативно интерпретируют исторические русские рецепты, вошедшие в классику мировой кухни, а также представят новые авторские блюда, созданные в честь легендарных героев российской армии и флота.

Добро пожаловать в Лигу выдающихся офицеров!

В меню:

Тартар из крымской косули

Вслед за отцом, посланником в Лондоне, Михаил Воронцов мог сделать
блестящую карьеру дипломата, но Родине требовались храбрые воины. Он
служил на Кавказе и Балканах. В Бородинской битве командовал
гренадерской дивизией на Багратионовых флешах — главном направлении
атаки французов. В армии его любили: генерал Воронцов запрещал телесные
наказания, создавал школы для военнослужащих, был прост и вежлив с
подчиненными. Возглавляя русский оккупационный корпус во Франции,
оплатил из личных средств все долги солдат и офицеров местным
кредиторам — для этого пришлось продать имение, полученное в
наследство от княгини Дашковой. В Крыму три десятилетия при генерал-
губернаторе Воронцове стали годами мира и процветания. По его
инициативе открыли пароходство, прокладывали дороги, культивировали
хлебные поля и виноградники, создавали прекрасные сады и парки.
Менялась и дворянская крымская кухня: из лучших местных продуктов
готовили блюда по французским и английским рецептам, во вкусе князя
Воронцова.

Яйцо а-ля Потемкин

1787-й вошел в историю как год Таврического вояжа Екатерины Великой. По
пути в Крым к ее свите присоединился император Австрии Иосиф II — он
приехал инкогнито, под именем графа Фалькенштейна. Встречать его на
берег Днепра императрица отправилась в сопровождении князя Григория
Потемкина и принца Нассау — французского аристократа, выбравшего
службу российской короне. На обед (и для секретных переговоров)
остановились в доме степной казачки. Собрали припасы, кто чем богат, и под
руководством Потемкина приготовили яичницу с хлебом, зеленым луком,
беконом и сыром. Через год генерал-фельдмаршал Потемкин возглавил
штурм турецкой крепости Ачи-Кале (Очаков), флотилия Нассау поддерживала
операцию с моря. Эта победа утвердила господство России на северном
черноморском побережье. Вспоминая былые подвиги, принц Нассау любил
заказывать к обеду «яичницу а-ля Потемкин», предпочитая, впрочем,
заменять в рецепте хлеб на фуа-гра.

Томленый осьминог

В 1783 году 20-летний Дмитрий Сенявин, флаг-офицер при контр-адмирале
Мекензи, участвовал в создании Севастопольского порта. Через пять лет, в
чине капитана-лейтенанта, отличился при штурме Очакова и был
командирован Потемкиным в Петербург, чтобы доложить императрице о
славной виктории. В 1807-м вице-адмирал Сенявин разгромил турок при
Дарданеллах и Афоне, вынудив султана подписать перемирие с Российской
империей. По дороге домой эскадра Сенявина зашла в порт Лиссабона.
Через день английский флот блокировал столицу Португалии с моря, а сам
город вскоре заняли войска наполеоновского генерала Жюно. Русская
эскадра оказалась меж двух огней. Французы стремились заполучить ее в
союзники, но Сенявин не желал становиться орудием в чужой войне. В итоге
он одержал еще одну победу — дипломатическую, сохранив русские
корабли и экипажи. Этот инцидент современники назвали Лиссабонским
сидением. 10 томительных месяцев русские моряки скрашивали кто как мог:
так, коки соревновались в приготовлении диковинного португальского
деликатеса — осьминогов.

Осетрина, маринованная в портвейне

Весной 1846 года Иван Айвазовский (в свои 28 — уже академик, живописец
Главного морского штаба) отмечал возвращение в родную Феодосию и 10-
летие творческой деятельности. Айвазовский устроил для земляков пир на
весь мир — с танцами на улице, джигитовкой и обильным угощением: столы
ломились от деликатесных рыб, всего, что можно приготовить на мангале, и
кувшинов с крымскими винами. В разгар праздника на горизонте появились
шесть боевых кораблей. Капитан Владимир Корнилов привел из Севастополя
эскадру во главе с флагманом «Двенадцать апостолов», чтобы поздравить
Айвазовского от всего Черноморского флота! Корабли дали залп, а ночью
устроили иллюминацию и фейерверк… Крымскую войну Корнилов встретил в
звании вице-адмирала и возглавил оборону Севастополя. Только по его
личной просьбе Айвазовский согласился покинуть осажденный город, куда
прибыл сразу, в начале боев. На закате своей долгой жизни художник
написал в память о друге картину «Малахов курган»: двое стариков-
ветеранов склонились у мемориального креста на месте гибели героя
Севастополя — Владимира Корнилова.

Королевская тюрбо

В начале 1783 года эскадра контр-адмирала Фомы Мекензи прибыла в почти
необитаемую Ахтиарскую бухту. Экипажи кораблей приступили к расчистке
берега от леса. 3 июня (14-го по новому стилю) были заложены первые
каменные здания: часовня Николая Чудотворца, адмиралтейская кузница,
пристань, названная впоследствии Графской, и дом командующего эскадрой,
где через четыре года принимали императрицу Екатерину Великую. Так
началось строительство Севастополя. Фома Мекензи (Thomas MacKenzie) —
один из династии шотландцев, чья жизнь связана с Россией и флотом.
Родился в Архангельске, служил на Балтике и Средиземном море, отличился
в Чесменском сражении. Уже давно нет его дома возле первой
севастопольской пристани, но память о шотландце сохранилась в топониме
Мекензиевые горы.

Мясо по-французски

Наряду с 9 мая, 7 июля является Днем воинской славы России — в этот день
в 1770 году завершилось Чесменское сражение. Две русские эскадры под
общим командованием графа Алексея Орлова разгромили превосходящие
силы османского флота в бухте Эгейского моря. Благодаря этой победе
Российская империя укрепила свое влияние в Крыму и на Балканах. По
легенде, три белые полоски на российском матросском воротнике
символизируют три победы: в Гангутском, Чесменском и Синопском
сражениях. В наследии графов Орловых есть три пункта, о которых знает весь
мир: бриллиант «Орлов», венчающий скипетр Екатерины Великой (почти в
два раза больше бриллианта «Кохинор» в короне английской королевы),
орловские рысаки, и, конечно, Veau Orloff — телятина по-орловски. Забавно:
в России это блюдо называют «мясо по-французски». Что ж, его и в самом
деле придумал для русского графа кулинар-француз.
Нежный вишневый десерт

Старинная фамилия Тотлебен происходит из Тюрингии — немецкой земли,
которая славится лирическими пейзажами и фруктовыми пирогами. В эпоху
Екатерины Великой Тотлебены отправились искать фортуну в Курляндию и
занялись коммерцией. Сын купца второй гильдии Эдуард Тотлебен выбрал
стезю военного инженера и открыл новую эру в фортификационном
искусстве. Всего за две недели в сентябре 1854 года под началом

подполковника Тотлебена в Севастополе была создана система укреплений,
которую англичане и французы прозвали «русским чудом». Там, где по данным
разведки не было почти ничего, выросла сплошная оборонительная
линия. Планы союзников с наскока взять Севастополь разбились вдребезги.
Позже Эдуард Тотлебен строил укрепления Керчи, Одессы, Николаева,
Кронштадта, в Плевне перехитрил Осман-пашу, стал национальным героем
Болгарии. Но графский титул получил именно за оборону Севастополя, хоть и
четверть века спустя.

Спешите занять позиции за chef’s table в Doctor Whisky!

Искренне Ваш, DoctorWhisky